Логотип Рентехно
(044) 332-81-90
Решения возобновляемой энергетики - Превышая ваши ожидания
enuaru

Ціна сонячної енергії: глобальна дефляція

Главная » Блог » Цена солнечной энергии: глобальная дефляция

Цена солнечной энергии: глобальная дефляция

Согласно актуальному отчету, опубликованному агентством IRENA, инвестиционные затраты на строительство электрогенерирующих мощностей во всем мире уменьшаются для всех типов ВИЭ, но особенно это ощутимо для солнечных и ветровых станций. На рис. 1 приводится сравнение цен на электроэнергию на малых и средних установках в коммунальном секторе с 2010 по 2017 гг. Цифры за 1 кВт·ч приведены к курсу доллара США в 2016 году (база сравнения). Довольно большой разброс отдельных показателей (почти в 4 раза для PV и в более 2 раз для CSP-станций) объясняется широкой географией локализации солнечных установок, климатом, местными регуляторными правилами и ставками кредитования, влияющими на общую стоимость 1 кВт установленной мощности с учетом всех затрат (BoS). Осредненные данные показывают, что PV-генерация за 8 лет подешевела в 3,6 раза для PV-установок во всем диапазоне мощностей. Снижение расходов на PV-электроэнергию с 2010 г. было ошеломительным и превысило все ожидания – полная приведенная стоимость электроэнергии (LCOE) для новых PV-проектов, введенных в эксплуатацию в 2017 г., снизилась на 73% по сравнению с 2010 г. – до $0,10 за 1 кВт•ч.

Новые ВИЭ-проекты уже или вплотную приблизились или уже находятся в ценовом диапазоне углеводородной генерации энергии. (Диапазон затрат на выработку энергии из ископаемого топлива для стран G20 в 2017 г. оценивался в пределах от $0,05 до $0,17 за 1 кВт·ч.)

Электричество из ВИЭ в скором времени будет повсеместно дешевле, чем из большинства видов ископаемого топлива. Ожидается (см. рис. 1), что к 2020 г. все коммерческие технологии производства энергии из ВИЭ окажутся в диапазоне стоимости электроэнергии из сжигаемых углеводородов, причем большинство ВИЭ-технологий будет на нижнем уровне цен генерации из ископаемого топлива или даже ниже.

Диаметр круга (рис. 1) отображает мощность проекта, его центр – значение стоимости для данного проекта (ось Y). Линии показывают уровень LCOE для установок, введенных в эксплуатацию в соответствующем году. Полоса – диапазон затрат на выработку энергии из ископаемого топлива. Значение LCOE для каждой технологии – это отношение затрат на весь срок службы к производству электроэнергии на протяжении всего срока эксплуатации, с учетом ставки дисконтирования, отражающей среднюю стоимость капитала. В этом отчете IRENA все результаты LCOE рассчитывались исходя из предположения о реальной стоимости капитала в размере 7,5% в странах Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) и Китае и 10% в остальном мире. Все расчеты LCOE исключают влияние любой финансовой поддержки (!).

 

Рис.1. Глобальная средневзвешенная стоимость электроэнергии (LCOE), потребляемой в коммунальном секторе, с использованием технологий ВИЭ, 2010-2017 гг. (IRENA, янв. 2018).

 

Часто можно слышать нарекания, что снижение цен почти не распространяется на сектор малых домашних энергетических PV-установок (расположенных в основном на крышах домов). Исследования IRENA опровергают такие утверждения (см. рис. 2). Понятно, что для крупных станций средние совокупные показатели по себестоимости генерации будут лучше, чем у малых. Тем не менее, стоимость бытовых PV-модулей упала примерно на 4/5, сделав сейчас индивидуальные PV-системы для жилья на 2/3 дешевле, чем в 2010 г., а затраты на PV-проекты для коммунальной сферы снизились на 68%.

С распространением солнечных технологий, стоимостный анализ на основе LCOE становится точнее. Теперь База данных IRENA о стоимости ВИЭ включает показатели для >750000 малых домашних и ~15000 коммунальных PV-систем в странах-членах ОЭСР.

 

Рис. 2. Общая установленная стоимость домашних и коммунальных PV-систем и средневзвешенные инвестиционные затраты, 2010-2015 гг. Источник: IRENA Renewable Cost Database, 2017.

 

Три ключевых фактора снижения среднемировых издержек:

1. Совершенствование технологий

Вслед за снижением цен на PV-модули в период 2010-2017 г.средняя LCOE солнечных станций снизилась на 69% (см. рис. 1) и продолжит снижаться до 2022 г. (горизонт данного прогноза), становясь конкурентной с ценой генерации из ископаемого топлива (см. рис. 3).

Вследствие снижения цен на солнечные PV-модули на 81% с конца 2009 г., а также снижения балансовой стоимости всей системы (BoS), глобальное средневзвешенное значение LCOE для PV-станций за период 2010-2017 г. уменьшилось на 73% до $0,10 / кВт•ч. Технология концентрирования солнечной энергии (CSP) тоже снизила затраты, хотя она все еще находится в зачаточном состоянии с точки зрения широты имплементации. Глобальный LCOE для CSP сейчас составляет $0,22 за кВт•ч. Однако аукционы 2016 и 2017 гг. для проектов CSP с вводом в эксплуатацию в 2020 г. и позднее показывают дальнейшее постепенное снижение – затраты для CSP тоже выйдут на $0,10 за кВт•ч.

Новые солнечные PV-элементы обладают большей эффективностью. Сбор данных в режиме реального времени и технология «big data» улучшили прогностические сервисы для генерации и снизили затраты на эксплуатацию и обслуживание (O&M). Появление модульных конструкций и массового производства всех компонентов PV-систем существенно снизили эти статьи затрат в BoS. Модульные, масштабируемые технологии солнечной энергетикии и тиражирование при разработке проектов также приводят к непрерывному снижению затрат.

Технологические усовершенствования остаются основой потенциала сокращения расходов на ВИЭ. В то же время, достигнутая зрелость технологий и проверенный опыт использования ВИЭ теперь снижает проектные риски, что уменьшает стоимость заемного капитала на реализацию ВИЭ-проектов. Снижение цен открывает новые возможности по использованию ВИЭ.

 

Рис. 3. Уточненная стоимость электроэнергии для новых проектов разной мощности и глобальные средневзвешенные значения для CSP и PV. Стоимость по отдельным проектам и аукционные цены, 2010-2022 г. Источник: IRENA, Renewable Power Generation Costs in 2017, янв. 2018.

 

2. Конкурсные (аукционные) закупки

Конкурсные закупки, включая открытые аукционы, пока оказывают небольшое влияние на глобальное распространение ВИЭ. Однако эти механизмы очень быстро снижают затраты на новых рынках. На рис. 3 приведены данные по фактическим LCOE и аукционным ценам с 2010 по 2022 г.

Результаты последних аукционов по ВИЭ для проектов, вводимых в эксплуатацию в ближайшие годы, подтверждают, что сокращение расходов будет продолжаться до 2020 г. и далее. Сейчас База данных IRENA с результатами аукционов и других конкурентных процессов закупок содержит около 7000 проектов.

Аукционы дают важные ценовые сигналы о будущих тенденциях изменения стоимости электроэнергии: LCOE отдельных проектов может снизиться до $0,03 за кВт•ч уже в 2018 г., а средние глобальные показатели затрат для PV-генерации могут опуститься до $0,06 за кВт•ч. Результаты аукционов показывают, что к 2020 г. технология CSP будет обеспечивать электроэнергией по цене от $0,10 до $0,06 за кВт•ч.

Логарифмическая шкала на рис. 4 облегчает интерпретацию кривых снижения, показывая их в виде прямых линий. Снижение цен в период с 2010 по 2020 г. для CSP окажется на уровне 30% (расширение применения составит ~89% совокупной установленной мощности к концу этого периода), а для PV-технологий снижение окажется ~35% (с увеличением ввода новых мощностей на 94% к концу прогнозного интервала). Ожидается, что к 2020 г. совокупная установленная мощность CSP составит 12 ГВт, PV-станций 650 ГВт.

 

Рис. 4. Кривые снижения глобальной взвешенной средней стоимости электроэнергии от CSP и PV, 2010-2020 гг. Источник: IRENA, Renewable Power Generation Costs in 2017, янв. 2018.

 

3. Интернационализация проектов

Глобальная конкуренция способствуют всеобщему применению лучших мировых практик разработки проектов, приводит к снижению технологических затрат, проектных рисков и к повышению эффективности использования ВИЭ, к сокращению затрат на строительство и монтаж, к сокращению расходов на O&M и т. п. в большей степени, чем когда-либо прежде. Серийное и массовое производство компонентов ВИЭ-установок существенно снизили производственные затраты.

К ВИЭ-бизнесу подключились международные корпорации, благодаря чему в ряде развивающихся стран ВИЭ стала дешевле углеводородной генерации. В развитых странах солнечная энергия стала дешевле, чем от новых АЭС.

 

Рис. 5. Глобальные средневзвешенные общие затраты на установленную мощность для CSP и PV и диапазон значений для новых проектов, 2010-2017 гг. Источник: IRENA, Renewable Power Generation Costs in 2017, янв. 2018.

 

Все чаще PV-технология напрямую «ноздря в ноздрю» конкурирует с традиционными источниками энергии, обходясь без финансовой поддержки от государства. Источником же финансирования все больше становятся обще-рыночные механизмы инвестирования, пригодные и доступные для мелких и средних инвесторов – акции и облигации. На рис. 6 показаны объемы продаж климатических облигаций или «зеленых бондов», которые в 2017 г. примерно 1,5 раза больше, чем годом ранее, и превысили сумму $120 млрд.

 

Рис. 6. Результаты биржевых продаж «зеленых бондов» в 2017 г. впервые превысили $120.2 миллиардов. Источник: Climate Bonds Initiative, янв. 2018.

 

Результаты оптимистичнее прогнозов

Глобальная ценовая дефляция на энергию из ВИЭ оказалась намного больше ожидаемых ранее показателей. Уже сегодня многие проекты по производству энергии из ВИЭ и без финансовой поддержки экономически выгоднее производства электроэнергии из ископаемого топлива. ВИЭ-станции уже вполне конкурентоспособны в качестве новых мощностей электрогенерации, приходящих на замену старым углеводородным технологиям.

Распространенная ныне практика прямой или косвенной поддержки ВИЭ-проектов для жилья, коммерческих и коммунальных предприятий теперь все чаще заменяется благоприятной нормативной и институциональной структурой, создающей основу для конкурентных закупок энергии из ВИЭ.

Снижение затрат на ВИЭ в целом и дальнейшее снижение затрат у лучших PV- и ветроэнергетических проектов приводят к реальному изменению нынешней модели глобальной энергетики.

Солнечная и ветровая энергия могут обеспечить доступную электроэнергию со всеми вытекающими экономическими выгодами. Дальнейшее снижение их стоимости означает, что ранее неэкономичные стратегии в энергетическом секторе могут стать теперь прибыльными. Ограничение подачи в сеть на уровне фактического потребления – ранее немыслимое экономическое бремя для переменных возобновляемых источников энергии (VRE) – может вскоре стать рациональным экономическим решением, максимизирующим  использование ВИЭ без перегенерации, но минимизирующим общие системные издержки на управление потоками энергии в сетях.

Низкие цены в районах с богатыми солнечными и ветровыми ресурсами могут открыть экономический потенциал для имплементации технологий «power-X» (например, выделение водорода или аммиака или других веществ, служащих отличным накопителями энергии). Общее снижение цен и гибкая ценовая дифференциация в течение суток сделает хранение электроэнергии экономически выгодным. Это может превратить потенциальный недостаток электромобилей (EV) – их потенциально высокий мгновенный спрос на энергию для подзарядки – в актив. Потребляя дешевую энергию, когда она доступна, EV могут при необходимости распределенно подавать электричество обратно в сеть, тем самым балансируя спрос/потребление за счет финансовых инструментов в режиме он-лайн (гибкий поминутный тариф в зависимости от спроса/потребления).

Расширение мощностей по генерации водорода наряду с применением EV открывает путь для H2-транспорта и водородной энергетики, которая может заменить собой быстрые «разгонные» компенсирующие мощности на природном газе.


Печать
Строительство промышленных солнечных электростанций
Оборудование для солнечных электростанций
Инвестиции в сфере возобновляемых источников энергии

Остались вопросы по назначению наших услуг?
Оставьте нам заявку. Наши специалисты проконсультируют Вас

Тема вашего запроса
Заказать звонок

^