Логотип Рентехно
(044) 332-81-90
Решения возобновляемой энергетики - Превышая ваши ожидания
enuaru

У переломной точки

Главная » Блог » У переломной точки

Что стоит за сухими цифрами?

Статистика за 2015-2016 гг. отразила общее падение глобальных инвестиций в возобновляемые источники энергии (ВИЭ) в денежном выражении. В исследовании мировых тенденций по инвестированию в ВИЭ «Global Trends in Renewable Energy Investment 2017», проведенном под эгидой Франкфуртского центра Программы ООН по окружающей среде (UNEP) и Блумберг Нью Энерджи Файненс (BNEF) приводятся финансовые данные, которые показывают, по меньшей мере, замедление, если не падение вложений в ВИЭ, включая солнечную электрогенерацию.

 

Рис. 1. Новые глобальные инвестиции в ВИЭ за период 2004-2016 г. (за вычетом крупных гидроэлектростанций мощностью более 50 МВт). Финансирование активов и лизинг отражают также уровень реинвестирования капитала. Итоговые значения включают оценку непубличных сделок. Источник: UN Environment, Bloomberg New Energy Finance.

 

На рис. 1 представлена диаграмма новых глобальных инвестиций в ВИЭ за период 2004-2016 г. (за вычетом крупных гидроэлектростанций мощностью более 50 МВт) с разбивкой по источникам финансирования. Действительно, если взглянуть на график, то можно увидеть снижение вложений в ВИЭ – общий объем новых инвестиций в 2016 г. снизился на 23% по сравнению с рекордным показателем 2015 года до $241,6 млрд.

На фоне падения мировых цен на минеральные энергоносители начали раздаваться голоса о сворачивании интереса к ВИЭ во всем мире. Но так ли это на самом деле? Происходит ли возврат к традиционной энергетике?

Привычка все сравнивать только в деньгах иногда может сыграть злую шутку. В 2016 г. развитие ВИЭ замедлилось в одном отношении и ускорилось в другом. По оценке BNEF количество введенных новых мощностей ВИЭ увеличилось с 127,5 ГВт в 2015 г. до рекордного уровня 138,5 ГВт в 2016 г. При этом, по данным Международного агентства по возобновляемым источникам энергии (IRENA), к концу 2016 г. в мире было построено 161 ГВт новых мощностей ВИЭ-станций. Запуск части из них намечен на 2017 г. Новые введенные в эксплуатацию станции на ВИЭ (солнечные станции всех видов (+75 ГВт), ветровые (ВЭС, +51 ГВт), биомасса и отходы (+9 ГВт), геотермальная энергия (<+1 ГВт), малые гидростанции и морская прибойная генерация (+30 ГВт)) составили во всем мире более половины (55,3%) всех новых электростанций, построенных в 2016 г.

По данным IRENA, на начало 2017 г. мировая установленная мощность электростанций на ВИЭ достигла суммарно 2006 ГВт. Впервые добавилось больше именно в солнечную фотовольтаическую генерацию (+71 ГВт), чем по любой другой технологии.

Почему инвестиции в ВИЭ упали в 2016 г. в денежном выражении? Существует несколько причин. Важнейшей из них было бóльшее падение стоимости инвестиций на единицу установленной мощности, чем прежде. Средние капитальные затраты на строительство объектов PV-генерации, начавших строиться в 2016 г., были на 13% ниже, чем в 2015 г. (Для сравнения, удешевление 1 кВт береговых ВЭС –11,5%, для установленных в море –10%.)

Солнечные технологии дешевеют стремительнее всего. И чем шире они распространяются, тем в меньших затратах нуждаются для своей имплементации. Британская Financial Times опубликовало очень показательное признание одного из старших партнеров Greentech Capital Advisors, консалтинговой фирмы по внедрению ВИЭ с мировой известностью: «В 2010 г. мы профинансировали солнечный парк в Южной Калифорнии мощностью 15 МВт. Это обошлось тогда около $55 млн. В этом (2016 г.) мы сделали еще один, такого же размера и в том же районе. Он стоил теперь $15 млн. но будет производить энергии как минимум на 40% больше».

Важный фактор – цикличность инвестирования. Это можно увидеть на графике на рис. 1. Средняя «длина волны» глобального инвестиционного цикла в ВИЭ сейчас составляет 3,5 – 4,2 года. Кроме того, цикл инвестирования не совпадает с календарным периодом. Многие проекты ветровой и солнечной электрогенерации были профинансированы в конце 2015 г., а введены в эксплуатацию в 2016 г. То есть, фактически вложенные средства не были зарегистрированы в соответствующем периоде (2015 г.), а добавлены к нему позже. Действительно, показатель глобального инвестирования в 2015 г., приведенный в отчете «Global Trends in Renewable Energy Investment 2017», см. рис. 1, представляет собой пересмотр значения на 9% вверх по сравнению с показателем подобного прошлогоднего отчета. По мере того, как поступает новая информация, данные корректируются, и вполне вероятно, что данные по 2016 г. в отчете, выпущенном в начале 2017 г., существенно занижены.

На рис. 2 показаны текущие данные за 2016 г. по суммам вложений по секторам ВИЭ, млрд. $. Наибольшие мировые инвестиции в ВИЭ приходятся на солнечную и ветровую энергетику. Эти две отрасли не конкурируют, а скорее взаимодополняют друг друга, поскольку очень часто их генерация находится в противофазе. В прошлом году произошел беспрецедентный всплеск финансирования проектов по ВЭС. Ветровые массивы на море, как правило, имеют гораздо более высокие капитальные затраты на 1 МВт, чем береговые ВЭС, что отразилось в увеличения доли инвестиций за год. В 2016 г. вложения в оффшорные ВЭС составили $30 млрд., что на 41% больше, чем в предыдущем году. Получили добро на финансирование не менее 14 проектов ВЭС в Великобритании, Германии, Бельгии, Дании и Китае, со стоимость каждого от $500 млн. до $5,7 млрд.

 

Рис. 2. Новые глобальные инвестиции в ВИЭ по секторам, 2016, млрд. $. Объем новых инвестиций откорректирован на величину реинвестированного капитала. Источник: UN Environment, Bloomberg New Energy Finance.

 

Произошли некоторые изменения в источниках финансирования индустрии ВИЭ в 2016 г., см. рис. 3. В левой части диаграммы показаны инвестиции на начальном этапе и на корпоративном уровне, включая венчурный капитал, вложения в акции открытых и закрытых специализированных акционерных компаний, занимающихся ВИЭ, финансирование корпоративных и правительственных исследований и разработок. Малые энергетические установки (МЭУ) – частные установки на крышах домов и другие небольшие солнечные проекты в быту и в малом бизнесе мощностью менее 1 МВт – внесли $39,8 млрд., что дало итоговую сумму инвестиций за год в размере $241,6 млрд.

 

 

Рис. 3. Источники финансирования ВИЭ в 2016 г., млрд. $. МЭУ – малые частные энергетические установки ВИЭ в быту и в малом бизнесе с распределенной мощностью. Значения включают оценку непубличных сделок. Цифры могут не совпадать с итогом из-за округления. Источник: UN Environment, Bloomberg New Energy Finance.

 

Вклад от МЭУ продолжает расти, и все сильнее влияет на структуру инвестиций. Все больше растет роль автономных МЭУ, не подключенных к национальным энергосетям. По данным агентства IRENA, в 2016 г. глобальная мощность автономных МЭУ достигла 2,8 ГВт. Доля автономных «off-grid» и локальных «mini-grid» PV-станций в этой распределенной  мощности – примерно 40%.

В 2016 г. были зафиксированы другие финансовые транзакции, которые тоже можно отнести к инвестициям в ВИЭ. Их объем оценивается суммой $110,3 млрд, увеличивая  общую сумму операций с ВИЭ в 2016 г. до $351,9 млрд. Эта сумма включает рекордные сделки по долгосрочному приобретению энергии из ВИЭ от крупных операторов, сделки по рефинансированию, слиянию и поглощению компаний. Например, появились новые владельцы одновременно ветровых и солнечных активов, консолидировались некоторые производители ветротурбин и т.д. Важный вывод, который можно сделать из рис. 3 – общие вложения в НИОКР и перспективные разработки ВИЭ около 5% – сейчас рынок требует решений, готовых к коммерческому использованию.

Параллельно с процессом финансирования ВИЭ растут вложения в энергосбережение

Сейчас происходит всплеск индивидуального и частного инвестирования в энергосберегающие технологии. Особенный рост отмечен для комбинированных энергосберегающих технологий – в совместное энергоэффективное использование солнечной / ветровой энергии и традиционного топлива ($16 млрд.).

 

Рис. 4. Инвестирование новых разработок «умных» энерго-технологий, 2004-2016. Источник: UN Environment, Bloomberg New Energy Finance (BNEF).

 

Рис. 4 показывает, что вложения в «умные» энергоэффективные технологии,  связанные с вопросами эффективности и экономичности систем хранения энергии от ВИЭ, в 2016 г. дали всплеск на 29% до нового рекорда в $41,6 млрд. Уровень частных и венчурных инвестиций в «интеллектуальные» энерго-технологии вырос в полтора раза. Наряду с этим, правительственные исследования и разработки в этой сфере даже сократились на 2%, а корпоративные НИОКР – на 15%.

 

Борьба «нового» и «старого»

Менее позитивные показатели статистики – появились явные признаки того, что в 2016 г. продолжила замедляться активность на двух ключевых рынках ВИЭ: Китае и Японии. В частности, китайский солнечный рынок резко снизил свои показатели. После уверенных цифр роста в I-м полугодии 2016 г. (+ 22 ГВт), во втором полугодии было установлено только 8 ГВт. Японская солнечная энергетика замедлила прирост с +11,5 ГВт в 2015 г. до +9,2 ГВт (2016 г.). Азиатский рынок – очень важен. По данным IRENA, 58% роста всей установленной мировой мощности ВИЭ, введенной в 2016 г., дала именно Азия. Весь регион за 2016 г. увеличил установленную мощность ВИЭ на 13,1%. Общемировой прирост PV-генерации в 2016 г. на 70% также относится на счет Азии.

Рост генерации из ВИЭ в азиатском регионе серьезно уменьшает спрос на традиционные виды ископаемого органического топлива – нефть, уголь, газ. Здесь прослеживаются встречные тренды и противонаправленные тенденции, запускающие спираль с положительной обратной связью – с ростом доли ВИЭ уменьшается спрос на «органику», и цены на традиционное топливо идут вниз. При этом мировое снижение цен на ископаемое топливо, вызванное разными факторами, в т.ч. геополитическими, очевидно снижает текущую активность инвестиций в ВИЭ.

В этих условиях производители органических видов топлива стремятся быстрее продать как можно больше энергоресурсов, осознавая, что нефтегазовая эра заканчивается. По расчетам BNEF, в 2026 г. ВИЭ опередит углеводородную энергетику. К 2040 г. прогнозируется, что ВИЭ станет основой мировой энергосистемы. «Новое» борется со «старым», но у старого есть почти трехкратный запас ценовой прочности. Тренд на снижение цен на минеральное топливо может продолжаться вплоть до уровня цен на нефть, газ и уголь в начале 2000-х. На примере нефти – это вплоть до $15 – $20 за баррель.

 

Радикально новое будущее

Под таким названием аналитики Bloomberg в последний день весны 2017 г. опубликовали данные об исследовании Международного энергетического агентства (International Energy Agency, IEA).

 

Рис. 5. Глобальный спрос на нефть 2000-2040, млн. баррелей в день. Источник: International Energy Agency, IEA.

 

В IEA сравнили прогнозы спроса на нефть от аналитиков крупнейших нефтяных гигантов Exxon и BP вместе с ожиданиями производителей из ОПЕК. По мнению IEA, их ожидания изначально завышены. В IEA предложили свою оценку (базовый сценарий, см. рис. 5) и  представили свой прогноз глобального спроса на нефть до 2040 г. (см. рис. 5) с учетом влияния новых технологий. Нефтетрейдеры не учитывают влияния взрывного развития энергоэффективных технологий, применения электромобилей (что напрямую связано с развитием и удешевлением производства электроаккумуляторов), и глобального перехода на ВИЭ, особенно на солнечную электрогенерацию. Ископаемые углеводороды также будут намного меньше использоваться в качестве сырья для химической промышленности, постепенно уступая позиции биопластикам.

Финансовые эксперты Financial Times уже говорят о «Big Green Bang» (большом зеленом взрыве), как о свершившемся факте. Иллюстрируя и подтверждая это, анализ IEA показывает, что мы находимся буквально у переломной точки. Уже с 2020 г. начинается закат глобальной энергетической системы на ископаемом углеводородном топливе, которая в течение XX-го века потребовала на свое создание около $25 трлн. Начинается эпоха доминирования возобновляемой энергии.


Печать

Остались вопросы по назначению наших услуг?
Оставьте нам заявку. Наши специалисты проконсультируют Вас

Тема вашего запроса
Заказать звонок

^