Внимание опросНужна ли в Украине ассоциация солнечной энергетики? Голосовать
Логотип Рентехно
(044) 332-81-90
Решения возобновляемой энергетики - Превышая ваши ожидания
enuaru

Blog

Главная » Блог » Возобновляемая энергетика в Украине - мнение экспертов

Возобновляемая энергетика в Украине. Мнение экспертов!

 Последний год в Украине активно обсуждается «зеленый» тариф. Бытует мнение, что данный тариф — искусственно созданный финансовый инструмент для получения сверхприбыли за счет государства для проектов солнечной энергетики определенных компаний и лиц. Среди таких компаний чаще всего фигурирует Activ Solar и имя братьев Клюевых. Да, на момент внедрения (2009 г.) ставка тарифа в Украине была действительно одной из самых высоких (0,47€) в Европе и окупаемость проектов была сверхбыстрая. Но идея «зеленого» тарифа не была чем-то новым, в мировой практике развитые страны давно используют «зеленую» энергетику и государственную поддержку в виде «зеленого» тарифа. Почему в настоящее время европейские страны так активно применяют «зеленую» энергетику и «зеленый» тариф? — Люди осознали необходимость использования возобновляемых источников энергии (ВИЭ) и сокращения потребления угля и нефти для обеспечения энергонезависимости государства и сохранения экологии. Сейчас Украине как никогда нужно осознать, что «зеленый» тариф это не зло, а путь к энергонезависимости. Путь, который должен быть грамотно продуман, который позволит эффективно развиваться энергорынку, но при этом не будет объектом спекуляции.  Реальные отечественные игроки знают, как сделать рынок ВИЭ эффективным, привлечь инвестиции и добиться энергонезависимости страны, поэтому мы попросили некоторых из них высказать свое видение по данному вопросу. Нашими собеседниками стали руководители компаний, которые на протяжении многих лет успешно занимаются внедрением проектов с использованием возобновляемых источников энергии. За их плечами множество реализованных проектов, начиная от небольших систем электропитания частных домохозяйств, и заканчивая крупными солнечными электростанциями промышленного размера. Вот их мнение, о том каким должно быть будущее рынка альтернативной энергетики в Украине (интервью проводилось до принятия законопроекта 2010-д.):

— Ваше мнение о развитии мирового рынка ВИЭ? Опыт каких стран является для Украины наиболее привлекательным и почему?

Дмитрий Лукомский, исполнительный директор «Рентехно» (Д.Л.): «В последние десятилетия в развитых странах стала очевидной тенденция по интенсивному наращиванию доли ВИЭ в их энергетических балансах. Темпы роста этой отрасли на протяжении многих лет являются одними из наиболее значительных, что происходит среди прочего благодаря взвешенному подходу к развитию энергетики на государственном уровне. Причин этому несколько, но в целом можно говорить о глобальном подходе, направленном на диверсификацию источников энергии и обеспечение максимальной энергетической независимости для каждой из стран, ставшей на путь наращивания доли ВИЭ. В любом случае, переходя от мировых трендов к реалиям Украины, необходимо сначала определиться с нашими собственными энергетической и экономической стратегиями, а уже после этого — анализировать и внедрять наработки стран, более развитых в энергетической сфере».

Александр Сокиржинский, руководитель «Аванте» (А.С.): «Опыт многих стран интересен, но не универсален, в Украине надо использовать опыт всех и брать из него то, что применимо в украинских реалиях».

Алексей Бадика, директор «Атмосфера» (А.Б): «Германия, в принципе, по их образцу разрабатывался украинский «зеленый» тариф».

— Как Вы можете охарактеризовать текущее состояние рынка ВИЭ в Украине, в частности рынка солнечных электростанций (СЭС)?

Евгений Ладнич, генеральный директор «Рентехно» (Е.Л.):«Смотря, что называть рынком. На сегодняшний день работают ранее построенные объекты, получающие оплату по «зеленому» тарифу. Строящихся объектов, насколько мне известно, нет. Целый ряд проектов заморожен. А вот интерес у компаний, которые хотели бы инвестировать в проекты связанные с возобновляемой энергетикой, есть. Причем, если раньше (2012-2013 гг.) было много иностранных компаний, то сейчас значительно увеличился интерес к отрасли у отечественных предпринимателей».

А.С.: «Рынок открыт и готов к работе: есть специалисты и деньги, но есть огромное недоверие к решениям государства. На текущий момент государство в лице НКРЕ должно отменить нерыночные тарифы, принятые при Януковиче (и не надо говорить о защите инвесторов т.к. по тем тарифам и без НДС они окупили себя за 2 года)».

Д.Л.: «Сегодня рынок ВИЭ в Украине находится в состоянии перерождения. Среди прочего наметился переход от строительства крупных промышленных электростанций на ВИЭ к более мелким проектам. Это происходит вследствие реформ в области государственного регулирования отрасли, а также благодаря таким чисто рыночным факторам, как непрекращающееся совершенствование технологий, влекущее за собой снижение цен и, как следствие, расширение рамок экономической целесообразности внедрения различных проектов. Я уверен, что через 10-15 лет мы вообще перестанем говорить о государственной поддержке отрасли и эволюционно перейдем к практической реализации идеи распределенной генерации с использованием ВИЭ».

Александр Ковпак технический директор, компания «Атмосфера» (А.К): «В целом рынок хоть и слабо, но растет, на скорость и величину его роста в разное время влияют различные факторы. Текущий рост больше связан с «негативным» энергетическим трендом, с желанием энергетической независимости и увеличения уровня гарантий со стороны физических лиц. Но этот рост намного меньше докризисных прогнозируемых величин».

— Высказывались мнения об отмене «зеленого» тарифа. Как Вы считаете, нужен ли «зеленый» тариф и для чего?

Е.Л.: «Можно конечно и отменить, но только в таком случае Украина очень скоро окажется на задворках цивилизации в энергетическом плане. И дело здесь даже не в покупке электроэнергии у России, а угля для ТЕЦ в ЮАР. Есть много косвенных (неявных) плюсов от развития зеленой энергетики в стране. Ведь «зеленый» тариф — это субсидирование всей отрасли возобновляемой энергетики. А это, в свою очередь, рабочие места по всей стране, инновации, интеграция в мировую экономику и т.д. Или, например, профессиональное развитие молодых специалистов, и не просто развитие, а получение практического опыта в реальных проектах с использованием современного оборудования. Эти люди, получив опыт реализации таких проектов, могут принести много пользы стране, как в энергетике, так и в других отраслях. И в этом субсидировании со стороны государства нет ничего плохого — вон в Китае целый ряд отраслей субсидируются — и это нормально».

А.С.: «Да, «зеленый» тариф нужен для стимулирования и привлечения инвесторов в энергетическую отрасль, но он должен быть привязан к единому тарифу на электроэнергию и только в гривне».

Д.Л.: «Нужен ли нам «зеленый» тариф? — это не главный вопрос. Найти ответ на него можно, сначала определившись с целями, которые ставит перед собой государство Украина. Если мы хотим диверсифицировать портфель генерирующих мощностей, разнообразить энергетический баланс, повысить собственную энергетическую независимость, снизить потери в централизованных сетях за счет перехода к модели распределенной генерации, воспитать в стране большое количество профессионалов, а также получить множество других очевидных и не очень преимуществ, то «зеленый» тариф скорее необходим. Если же мы хотим просто создать очередной инструмент для перераспределения денежных потоков в «правильные» карманы, то в ближайшее время без «зеленого» тарифа лучше обойтись. Мне кажется, что этот механизм поддержки отрасли ВИЭ Украине нужен. Но сначала предлагаю определиться с задачами, достижение которых мы хотим простимулировать благодаря использованию этого механизма».

А.Б.: «Зеленый» тариф нужен. Глобально: чтобы энергетика страны становилась более эффективной. В США, где и был впервые применен «зеленый» тариф, на текущий момент стоимость произведенной энергии от ВИЭ уже ниже, чем от традиционных источников энергии. Это говорит о том, что наряду с уменьшением потребления неисчерпаемых источников энергии, уменьшением загрязнения окружающей среды, для пользователя уменьшается стоимость 1 кВт•ч энергии. Другими словами, чем больше «зеленой» энергии в балансе энергопотребления, тем пользователь и страна в целом будет в долгосрочной перспективе иметь более дешевую себестоимость 1 кВт•ч энергии. На фоне постоянного роста цен на энергоносители, уже можно говорить о формировании глобального энергетического тренда в сторону ВИЭ».

— Что произойдет, если «зеленый» тариф аннулируют?

Е.Л.: «Я бы так вопрос вообще не ставил. Это все равно, что «аннулировать» внешний долг страны. По построенным объектам есть обязательства, которые взяло на себя государство, есть целый ряд инвесторов и банков (включая международные финансовые учреждения), которые финансировали данные проекты и резонно ожидают возврата своих инвестиций. Однако, с другой стороны, это не означает, что нет места переговорному процессу и нет места компромиссу. Поскольку, было бы странно полагать, что государство в сегодняшней ситуации будет платить по текущему курсу, например, 46,5 евроцентов за 1 кВт*час электроэнергии, произведенной солнечной электростанцией, построенной до 2013. С моей точки зрения, такой компромисс может быть достигнут, например, путем изменения текущего законодательства в сторону введения ограничения по сроку, в течение которого государство покупает всю электроэнергию, произведенную с использованием ВИЭ. На сегодня этот срок установлен законодательно — до 1 января 2030 г., а, по моему убеждению, этот срок вполне мог бы составлять 5-6 лет, после чего объект альтернативной энергетики продает электроэнергию по прямым договорам. При этом, такие изменения я бы ввел как для новых, так и для уже работающих объектов. За 5-6 лет объект окупается, инвестор выплачивает кредит банку, после чего инвестор продолжает получать прибыль. Но именно прибыль, а не сверхприбыль».

А.С.: «Солнце будет светить. Страна будет жить. И солнечные станции будут устанавливать только те, кто имеет свободные деньги. Снизится массовость. Здесь хочется привести примером Германию, в которой 80% солнечной энергии установлено на крышах частных домов. Частникам не надо давать окупаемость 5-7 лет достаточно и 10 лет, т.к. это инвестиция в будущее свое и своих детей, которая по природе отличается от бизнес-инвестиции».

А.К.: «В краткосрочной перспективе — ничего. В долгосрочной перспективе сделаем еще 2 шага в сторону каменного века. Парк тепловых станций, на которых держится энергосистема Украины, морально устарел уже давно. 70% из них нужно модернизировать или выводить из эксплуатации. АЭС работают только в базисном режиме, отсутствие локальных мощностей в будущем может быть катастрофическим. При этом, зная о том, сколько энергии тратиться на ее же транспортировку (около 15%), любое локальное производство должно поощряться. Не стоит забывать, что более 50 стран имеют законы относительно «зеленого» тарифа, и это не из-за того, что они все думают об экологии — прежде всего считают деньги. Да, капитальные затраты на внедрение ВИЭ достаточно высоки, однако, в будущем мы получаем «бесплатную» энергию. Поставил станцию на ВИЭ и получаешь энергию, ничего не тратя. В то время как ТЭС нам нужно построить, а потом еще каждый день сжигать тонны угля или газа, и так на протяжении десятков лет».

— Какой, по Вашему мнению, должен быть «зеленый» тариф? Указанная ставка должна быть одинаковой для всех ФЭС или разная под разные типы и почему?

А.С.: «Единая для всех, на уровне 150-180 % от обычной стоимости электроэнергии».

Д.Л.: «Как уже было сказано выше, давайте идти от целей. Если мы хотим просто стимулировать наращивание мощностей ВИЭ, то тариф может быть единым. Но если же цели другие, например, равномерное распределение мощностей по территории страны, то значение «зеленого» тарифа должно рассчитываться с учетом комплекса параметров, как, например, уровень солнечной радиации в различных регионах страны или локальные потребности по дополнительной мощности. Но в любом случае, окончательное решение об уровне «зеленого» тарифа должно основываться на финансовых расчетах, которые обеспечат инвестору достижение искомых параметров проекта».

А.Б.: «Непростой вопрос. По сути, с точки зрения любых инвестиций, важен срок их возврата. Одним из вариантов формирования ставки «зеленого» тарифа может быть вариант, при котором в начале каждого года происходит корректировка «зеленого» тарифа исходя из стоимости типового проекта и выбранного срока возврата инвестиций (например, 8-10 лет). При этом все станции, запущенные в этом году, получают такой тариф (в последствии не изменяется), привязанный к условным единицам (евро или $)».

Согласно данным исследования Fraunhofer ISE ’’Levelized cost of electricity renewable energy tehnologies study November 2013’’, с начала 2012 года оптовые цены на фотоэлектрические модули из Европы снизились на 32%: в январе 2012-го они стоили 1,07 евро/Вт, а к концу 2013-го — 0,73 евро/Вт. Цены на кристаллические модули из Китая уменьшились за тот же период с 0,79 евро/Вт до текущего 0,58 евро/Вт, или на 27%. В целом же средняя стоимость фотоэлектрических установок за год-полтора снижается на 20%. В Германии, например, стоимость электроэнергии, произведенной на солнечных электростанциях, за 15 лет уменьшилась на 80% — с 0,50 евро/кВт-ч в 2000 году до 0,10 евро/кВт-ч в 2015-м.  

— С учетом такой мировой тенденции, какой период окупаемости СЭС будет в Украине?

А.С.: «10-12 лет — это нормальный период окупаемости. Если знаешь где можно более эффективно вложить деньги — иди и вкладывай, а в данном случае идет речь о безрисковой (надеемся ближайшие 4 млрд. лет Солнце будет светить) окупаемости».

Д.Л.: «Говорить о сроках окупаемости до 5 лет — это самый эффективный метод создать нездоровый ажиотаж вокруг отрасли, простимулировать коррупцию и спровоцировать темпы роста, которые могут оказаться Украине не по плечу. С другой стороны, окупаемость более 10 лет — это уже очень много. Подобные долгосрочные проекты могут иметь право на существование только с большим числом оговорок. По моему мнению, оптимальным сроком окупаемости для проектов, стимулированных при помощи «зеленого» тарифа, будет период в 7-9 лет. Для проектов, работающих без «зеленого» тарифа — 10-12 лет».

А.К.: «10 лет»

— Должна ли присутствовать местная составляющая? Если да, то в каком процентном соотношении?

А.С.: «Нет. Это повод для еще одной коррупционной составляющей».

Д.Л.: «Местная составляющая нужна в первую очередь для стимулирования отечественного производителя. Но той же цели можно достичь и другими способами, например, при помощи налоговых льгот, государственных заказов и т.д. Я считаю, что оптимальным решением будет или полный отказ от «местной составляющей» или внедрение механизма премий к «зеленому» тарифу при использовании комплектующих, произведенных в Украине. Но во втором случае очень важной будет необходимость в тщательно продуманных формулировках и определениях по расчету этой местной составляющей».

А.Б.: «Нет! Любые ограничения снижают темпы наращивания доли ВИЭ в энергобалансе, а ведь именно это — основная цель «зеленого» тарифа. Кроме того — это место, где можно спекулировать и лоббировать чьи-то интересы. Рынок должен быть прозрачным, чистым и понятным. В принципе, можно ввести какие-то поощрения, если эта составляющая есть, но как обязательный пункт ее нужно убирать 100%. Эта «надбавка» не должна быть ключевой и решающей — не более 5% от тарифа».

Согласно данных Forbes, потери компаний сферы ВИЭ вследствие не пересмотра «зеленого» тарифа в связи с изменением курса евро за период сентябрь 2014-го — январь 2015-го, а также необоснованного понижения тарифа в феврале и марте 2015 года на 50% и 55%, составили: СЭС — 402,5 млн. гривен, ВЭС — 333 млн. гривен, ГЭС — 85,66 млн. гривен, и 38 млн. гривен — биомасса.

— Как существующая ситуация влияет на инвестиционный климат? Какой Ваш прогноз на последующие периоды?

А.С.: «Никак. Украинский инвестор знает наши условия, а европейскому инвестору мы не должны ничего гарантировать. Будапештский меморандум они не обеспечили. Какие к нам претензии. В Украине достаточно своих инвесторов».

Д.Л.: «Пока ситуация в законодательной сфере не стабилизировалась, ожидать роста инвестиций преждевременно. Но с другой стороны, будущие правила игры могут и не оказать позитивного влияния на инвестиционный климат. Поэтому перспективы нашей отрасли, к сожалению, все еще остаются плохо прогнозируемыми».

А.Б.: «О каком инвестиционном климате идет речь? В ручном режиме меняются тарифы, на основании которых составлялись бизнес планы, открывались кредитные линии и строились графики погашения, а потом одним росчерком пера погашение и выполнение кредитных обязательств делают невозможными не из-за технических или иных просчетов, а из-за того, что кто-то решил изменить закон. В ближайшее время не вижу предпосылок к улучшению климата и реальных инвестиций со стороны больших «системных» инвесторов. С другой стороны, на волне энергетического кризиса и ситуации в стране, интерес со стороны частных домовладений непрерывно растет. Так что рост рынка будет только за счет этого сегмента».

Европа уже давно и активно развивает сферу ВИЭ, особенно солнечную энергетику и не без помощи господдержки. Так называемый «зеленый» тариф в Германии действует с 2004 и, несмотря на то, что солнечное излучение в Германии гораздо ниже, чем в Украине, на сегодняшний день Германия является Европейским лидером по установке СЭС и генерации экологически чистой электроэнергии.

— Какие шаги необходимо предпринять Украине для активного развития отрасли и получения энергонезависимости?

А.С.: «Привязать «зеленый» тариф к обычной цене на электроэнергию в гривне».

Д.Л.: «Нам нужно как можно скорее определиться с глобальными целями в энергетике и задачами по их достижению. Одна из таких целей — это достижения максимальной энергетической независимости и защита от любых недружественных действий других государств. Развитие собственных мощностей на базе ВИЭ — один из механизмов, который может помочь Украине в достижении этой цели. Государство должно в первую очередь не мешать, а во вторую — обдуманно помогать развитию внутреннего рынка альтернативной энергетики».

А.С.: «Основная проблема на текущий момент — это отсутствие компетенции и желания государственных чиновников и служащих облэнерго, РЭС. При подключении «зеленого» тарифа в большинстве случаев идет откровенное саботирование процессов. Это нужно решать — мотивировать сотрудников на местах, чтобы они помогали или хотя бы выполняли свои прямые обязанности. Нужны четкие и понятные условия получения, отсутствие «размытых» формулировок, мест, где можно двояко трактовать. Должны быть гарантии не изменения ставки «зеленого» тарифа».

Пока готовился материал был принят законопроект 2010-д, который внес свои изменения как по условиям строительства (например, отмена местной составляющей), так и по ставке «зеленого» тарифа (тариф был снижен). При этом рынок ВИЭ и в частности солнечной энергетики нуждается в поддержке государства, в  обеспечении стабильного инвестиционного климата. С правильной политикой ВИЭ позволят обеспечить значительные объемы электроэнергии и энергонезависимость страны


Печать

Остались вопросы по назначению наших услуг?
Оставьте нам заявку. Наши специалисты проконсультируют Вас

Тема вашего запроса
Заказать звонок

^